Российское Компьютерное Консолидирующие Агентство

От редактора перевода сборника «Лекции лауреатов премии Тьюринга за первые двадцать лет 1966–1985»

 
В Ваших руках, читатель, не совсем обычная, а скорее всего совсем необычная книга. У неё коллективный автор — 23 крупнейших учёных в области информатики, их имена хорошо знакомы специалистам. Книга писалась 20 лет, и с каждой из этих двадцати ступенек она позволяет бросить ретроспективный взгляд на пройденный путь, ощутить напряжение современности, заглянуть в недалёкое будущее. Способность подняться до философского осмысления науки и является той главной характерной чертой, которая объединила Тьюринговских лауреатов в это созвездие.

Я поступил бы наивно, если бы попытался проанализировать содержащуюся в книге коллекцию эссе и высказать свои рекомендации. Думаю, каждый найдёт в книге что-то для себя, с чем безусловно согласится, а с чем-то, возможно, поспорит. Однако на некоторые вопросы (а они несомненно возникнут) всё-таки стоит ответить. В частности, что за организация ACM, чем она известна, кроме Тьюринговских премий, какую роль она играет в обществе, есть ли что-нибудь подобное в привычной для нас действительности и если нет, то почему?

Association for Computing Machinery (буквально Ассоциация по вычислительным механизмам) была основана в США в 1947 г., через год после появления первой электронной вычислительной машины ENIAC. В самом названии Ассоциации звучит что-то старинное и забытое. (Впрочем: и мои сверстники, выпускники 1960–1965 гг. получили образование по специальности «Счётно-решающие приборы и устройства».) Высказывались неоднократно предложения осовременить название, но приверженность истории и традициям его охраняет. Утверждение высоких профессиональных стандартов и традиций, повышение престижа профессии, содествие прогрессу науки и применениям новой технологии — таковы цели ACM.

Основанная по инициативе 7 специалистов и объединившая поначалу 200 человек, ACM в настоящее время насчитывает 80 000 членов. С развитием и структурированием информатики происходило структурирование Ассоциации, в которой теперь 33 специальные группы по интересам (SIG). Наиболее крупные из них SIGGRAPH (машинная графика), SIGSOFT (программная инженерия), SIGPLAN (языки программирования), SIGART (искусственный интеллект). В 1990 г. ACM и её структурные подразделения провели более 75 конференций с числом участников, превысившим 50 000. Ассоциация издаёт 12 журналов; кроме того, каждая группа (SIG) имеет свой бюллетень. Бюджет организации составляет около 25 млн. долл., складывающийся из членских взносов, поступлений от издательской деятельности, конференций, рекламы.

Ничего подобного ни по масштабам, ни по характеру деятельности в нашей стране нет, хотя ещё на Первой Всесоюзной конференции по программированию (ВКП-1, Киев, 1968 г.) предложения на эту тему обсуждались. Так в чём же причина? Дело, разумеется, в том, что иерархическая система, которую ещё называют тоталитарной, с великим подозрением, а следовательно, и нетерпимо относится к любым самодеятельным организациям, стремясь обязательно включить их в структуру ведомственной подчинённости. Характерный факт: в уставе ВОИВТ (Всесоюзное общество по информатике и вычислительной технике), образованного уже в пору «перестройки», декларируется, что оно работает под руководством КПСС и исповедует в качестве организационного принципа — демократический централизм. В России профессиональные ассоциации, подобные ACM, ещё предстоит создать, и опыт ACM в немалой степени может этому помочь.

Ещё один момент, заслуживающий внимания, — это собственно премии Тьюринга. Из 9 премий, которыми ACM отмечает специалистов за их научные достижения и особые профессиональные заслуги, премия Тьюринга наиболее почётна и престижна. Ежегодно она присуждается только одному человеку (исключения составляют те случаи, когда трудно выделить вклад каждого из участников совместной работы). Премия присуждается за совершенно конкретные результаты и в этом можно убедиться, прочитав представления лауреатов. Лауреатом нельзя стать вторично. Если говорить о нашей узко профессиональной области, то премия Тьюринга в чём-то сродни Нобелевской премии.

В нашей стране используются иные процедуры формирования научной элиты, принципиально отличные от принятых в ACM. И это необходимо иметь в виду. Можно выделить два практиковавшихся у нас варианта: избрание в члены Академии и присуждение Ленинской или Государственной премии. Об изъянах и несовершенствах каждого варианта написано много, и здесь нет необходимости останавливаться на этом.

Стоит ли удивляться, что «научная и техническая общественность» плохо знает не только выдающиеся достижения своих корифеев, но и их имена. Нам многое ещё предстоит зановов осмысливать и переосмысливать. Поэтому важным мне представляется не только научное, историческое, но и социальное значение Тьюринговских лекций.

Идея издания лекций Тьюринговских лауреатов родилась в издательстве «Мир» 10 лет назад. Но в ту пору сами лауреаты не позволили осуществить эту идею, выразив таким образом своё отношение к нарушению прав человека в СССР. Многое изменилось с тех пор. И ACM уже помогает преодолевать последствия нашей изоляции, оказывая содействие в проведении конференций, помогая формированию самодеятельных профессиональных структур. Предисловие к этой книге, написаное президентом ACM Джоном Уайтом, ещё одно тому подтверждение. Пользуясь случаем, я хочу выразить ему и другим нашим коллегам из ACM признательность за сотрудничество и помощь.

Очень надеюсь, что русское издание Лекций будет содействовать интеграции наших учёных и инженеров в мировое профессиональное сообщество. И может быть, придёт время, когда имя читателя этой книги появится в почётном ряду Тьюринговских лауреатов. Дерзайте!

Ю. Баяковский
Москва
январь 1992 г.
Российское Компьютерное Консолидирующее Агенство